Плохая примета.

Я никогда не верил в приметы. Чёрный кот? Пнул и пошел дальше! Плохие или хорошие, какая разница, всё это вы-дум-ка. Вот аккурат до вчера не верил. И тут вдруг как еба… Так. Стоп. Обо всём по порядку.

Всё началось с того, что моей жене неожиданно захотелось на юга, косточки погреть. Понять её можно, эти минус пятнадцать за окном уже порядком утомили. Ну, а, поскольку, жену свою я очень люблю, то и дня не прошло, а она уже вещи собирает. Жена счастлива, я тоже доволен — на шару пару дней тишины вдруг нарисовались, сплошная благодать.

И вот, наступил день Х. Мы с женой, в лифте с сумками едем в низ, где нас ждёт её дорогой папуля. Взаимная неприязнь с которым у нас страшная, я вообще до сих пор понять не могу, как он такую дочь чудесную умудрился воспитать.

— Андрей, у тебя же перчатка порвана, — сообщает мне вдруг жена, прервав мои размышления.

Я взгляд опускаю, а там действительно, приветливо так, на меня смотрит мой указательный палец. Были бы у него глаза, он бы мне ещё и подмигнул.

— Андрюша, домой вернёшься, сразу зашей, а то примета очень плохая. Или сейчас вернёмся я зашью? Хотя, нельзя возвращаться, примета, опять же, плохая. Сам справишься.

А когда открылись двери лифта, добавила:

— Так, и самое главное – с папой не ругаться! Обещаешь?

— Обещаю, — выдохнул я.

— И не кричи на Жужу! – о, хорошо, что напомнила. Жужа это мелка, лысая, мерзкая псина, из-за которой мои коты живут теперь у меня на работе. Они Жужу держали, видите ли, в постоянном стрессе, норовя ей по шее надавать.

— И зашей перчатку! Я не хочу, чтоб без меня с тобой что-то случилось.

— Всё будет хорошо, — отмахиваясь отвечаю я, поднимаю чемоданы и мы идём к машине.

Сложив вещи в багажник, я усадил жену на заднее сиденье. Открыл передние двери, сказал Пётр Петровичу: — Здрасте! – но этот старый хрыч, словно меня не замечая, начинает общаться с моей женой, урод.

Я же стою и левой рукой держусь за боковую стойку, ну, та, что между дверьми. Задняя дверь всё ещё открыта. Я говорю жене, мол пока, любимая, и, поворачиваюсь к её папаше, чтоб сказать пару ласковых на прощание, но вместо этого начинаю дико орать ему прямо в лицо примерно вот так:

— Ай-ай –ай, БЛЯТЬ! ТВАРЬ! ААААААай! БЛЯААААА!

Нет, я не псих. просто моя любимая решила захлопнуть дверь, не заметив мою руку. Папаша пулей выпрыгнул с машины, поскользнулся, упал. Смотрю на жену, а у неё глаза как две спутниковые антенны. Таких концертов в моём исполнении она ещё не видела. Я согнулся пополам, снял перчатку. Пальцы в шоке, я в шоке, перед глазами звёздочки.

— Лена, я тебе говорил, что твой муж идиот? Чуть заикой меня не оставил, — подал голос папаша.

— Милый, прости, — лепечет невнятно жена.

— Ладно, всё, езжайте, — говорю я и разворачиваюсь в сторону дома. Не люблю я эти прощания.

Машина за спиной завелась и повезла мою благоверную в сторону аэропорта. А я, короткими перебежками с долгими передышками, добрался до квартиры. Там я был встречен Жужей, которая вместо того, чтоб спрятаться в самый дальний угол квартиры, носилась под ногами туда-сюда.

Сто грамм анестезии, нужно заметить, положение чуток поправили. Я пошел в ванную и опустил руку под холодную воду. Стало легче, подумалось, что пора бы Жужу на прогулку вывести, а то скулит вон под дверью. Как вдруг в голове незнакомый голос говорит, — «ты перчатку зашил бы лучше, парень».

— Жужа, гулять! – кричу я, понимая, что нужно проветриться. Животинка радостно залаяла, прыгает возле двери. Она-то, не знает, что у меня перчатка порвана. Одеваюсь. С трудом натягиваю перчатку на ушибленную руку. И мы идём на улицу. С Жужей вообще легко гулять, её нужно сначала отнести на место где она писает, а потом на место где какает, и всё, готово.

Иду я, в общем, с Жужей в правой руке, хотя какое иду, скольжу! Я вообще не понимаю, как у нас в стране каждый второй не становится чемпионом мира по конькобежному спорту. Каждому мэру по лому в сраку. Твари. Ну представьте себе — за ночь выпало снега на два пальца, а под ним лёд, при чём синусоидальный такой. Ну ладно я, а бабушки?

Простите, отвлёкся. Прошел я так метров двадцать и наступаю на приныканую какой-то нелюдью клеенку ну и, естественно, на ней поскальзываюсь. Дальше всё происходит в доли секунды. Я вижу, как моя нога начинает стремительно мчаться навстречу носу. Благодаря спортивной закалке, я делаю причудливый пируэт и разворачиваюсь на сто восемьдесят. Жужа крепко обхваченная здоровой рукой летит вокруг меня, как спутник по орбите земли. Видели, как спортсмены метают ядро? Вот примерно так же я метнул Жужу. Только те кидают вдаль, а я Жужу швырнул тупо в низ. Шмяк.

Жужа лежит, лапки и головка дёргаются, скулит. Поднять страшно, вдруг развалиться. Крантец думаю. Ну, отдохнул недельку. Мне не собаку жалко, мне себя жалко, жена за Жужу мне руку отрубит. Левую. Смотрю, короче, а Жужа как раз на клеёночке лежит, ну на которой я поскользнулся. В ней я жужжу домой и понёс. А в голове голосок хихикает, «говорил же тебе, зашей перчатку».

Дома уложил собачку, а сам рядом присел, нужно что-то думать теперь. В милицию пойду! Приходит в голову идея. Там справку взять, что её машина сбила. Та нет, вздыхаю я, не пройдёт. Так бы от неё просто фарш остался. Сказать, что с балкона выпала? Пятый этаж, все дела. Мои коты вон сколько раз за птичками выпрыгивали. У них и научилась. Нет, всё не то. Правду сказать. А какая она, эта правда? Шел-шел, поскользнулся и уебал собакой об землю со всего размаху? Такая правда? Нет. К ветеринару нужно ехать, решаю я.

Душевные терзания, были прерваны телефонным звонком. Звонил мобильный в кармане куртки. Ну нет думаю, хватит на сегодня сюрпризов. Пускай звонит, нет меня. Телефон звякнул ещё пару раз и затих, а ему на смену пришел дверной звонок.

— Кто там? – гаркнул я так, что сам испугался, что уже говорить о собачке, которая уже не просто скулит, а прямо завывает, — ну тише Жужа, тише. Это я не на тебя.

Подхожу к двери, ещё раз спрашиваю кто там. И слышу в ответ — милиция. Ну конечно милиция, а кто бы ещё сегодня, в это прекрасное, воскресное утро, ко мне пришел, когда у меня собака на кровати вот-вот окочурится.

Открываю дверь. Стоит наш дворник тётя Варя и человек в форме. Тётя Варя на меня показывает пальцем и сообщает:

— Вот он, на моих глазах, собачку, об лёд. Даже подпрыгнул изверг, чтоб размахнутся посильнее. Я всё видела! Это от него сегодня жена ушла, собрала вещи и ушла. Скандал такой. Орал, матерился, на водителя бросился, тот упал, — нужно заметить, что всё это она рассказывает под эротично-предсмертный собачий вой, — и вот, представляете, на бедном животном решил отыграться. Я бы тоже от такого ушла!

— Тётя Варя! От вас бомжи шарахаются и с молитвами разбегаются!

— Вот, ещё и хамит, пьяный вон уже, разит как от него! В тюрьму его нужно, Пётр Григорьевич, пока он мне весь дом не взорвал.

— Так, спокойно, никто от меня не уходил. Жена в отпуск уехала. На улице я просто поскользнулся, собаку случайно уронил. Ещё вопросы есть? Если нет, то мне к ветеринару срочно нужно.

И, только я это сказал, Жужа скулить перестала.

-Всё, здохла! — радостно вскрикивает тётя Варя, а за её спиной открываются двери лифта, в которых стоит моя жена, выражение лица которой уже не предвещает ничего хорошего. Тётя Варя, не растерявшись, пускает слезу и начинает верещать:

— Ой Леночка, горе-тo какое, он собачку вашу того, убил, — и как давай рыдать, припадочная.

У жены сумки из рук выпали, — Жужа?! Жужечка! — кричит.

— Лена, ты только не нервничай, я тебе всё объясню.

И тут за спиной, вдруг радостный, писклявый лай. Оборачиваюсь, а за мной Жужа в конвульсиях радостных корчится. Такая вся, «гав-гав» и как сиганёт жене на руки. Очухалась!

— Что же вы меня пугаете, тётя Варя! – говорит жена, не отрывая взгляд от собаки.

— Ну и семейка, — бормочет себе тётя Варя под нос и заходит в лифт, из которого я только вытащил чемоданы.

— Ну, я пойду, раз уже не нужен, — прощается Пётр Григорьевич, и взглянув в сторону лифта направился к ступенькам, — пешочком, пожалуй, полезно, знаете ли. До свидания.

— До свидания, всего хорошего, — прощаюсь я и иду за женой в квартиру.

— Андрей, меня два часа не было дома! Что тут случилось? А если бы я на неделю уехала?

— Понимаешь, в принципе, вообще ничего, развожу я руками в стороны, — Я только и успел, что собаку выгулять. Ты же знаешь тётю Варю. Она чего-то решила, что ты от меня ушла. И, кстати, чего ты не улетела?

— Да отменили все рейсы, непогода. Я звонила тебе, ты трубку не брал. Предупредить хотела, что отец решил с нами сегодня день провести, ну, раз так случилось. С тобой контакт наладить хочет. Что скажешь?

— Бля, Лена, пожалуйста, зашей мне перчатку.

© Chiko

Плохая примета.: 1 комментарий

Добавить комментарий