Рассказ

Поезд, лениво постукивая колесами, наконец-то, дополз до вокзала, и толпы
туристов повалили на перрон. Я со своим зоопарком тоже потащился на выход.
Юг встречал нас достаточно гостеприимно, только темно, приехали ночью.
– Снимем домик на побережье, – высказала предложение собака.
– Частный сектор и ни*бет, – поддержала ее кошка.
В общем-то они были правы, вот только на поиски следует отправляться не
раньше восхода солнца.
– Сектора бывают у обстрела, – съязвил я, – не видно ни х*я, все движения
утром, а сейчас в гостиницу.
Немного пошептавшись, они приняли мои доводы.
– А где бл* море? – спросила кошка свесившись по другую сторону перрона.
У меня почти сорвался ответ, но проходившая мимо мамашка, со своим
выводком, не дала душе отдохнуть.
– Я надеюсь мы еще встретимся, – кокетливо наклонив головку спросила она,-
и не дожидаясь ответа, сунув мне в карман какую-то бумажку, по-видимому с
адресом, затрусила по направлению к остановке такси.
– Обязательно встретимся и не раз, – в предвкушении хорошего отдыха крикнул
я ей вслед.

– Хозяин, ты это, хорош миндальничать, все моторы про*бем, – собака у меня
очень предусмотрительная.
– Я на этом не поеду, у него днище антигравием не обработано – стебанулась
кошка, увидев что остановилось, на поднятую мной руку, – я еще и не
пожила-то толком, не насладилась всеми прелестями обеспеченной жизни.
Это она подъ*бывает так, намекая на мою зарплату. Но если честно, ехать на
опутанном проволокой и изолентой 41 москвиче, мне тоже не очень хотелось.
Джигита ведущего этот пепелац, вид авто по-видимому не смущал и лихо
притормозив, он высунул в окно нос 52-го размера и кепку величиной с
посадочную полосу Шереметьева.
– Слющай, поехали, да? Да ты нэ смотри, больще здесь нет никто, – этот гад,
явно наслаждался безвыходностью нашего положения.
Делать нечего, погрузились на заднее сиденье.
– В гостиницу, – я успел сказать это раньше кошки и сделал
предупредительный знак моей парочке, мол тихо, а то с перепугу въедет
куда-нибудь
– А на х*я ты с собой этых прытащыл, да? – поинтересовалась кепка аэродром
управляющая нашим ведром.
Вопрос я уловил не сразу, мешали нежные мелодии Радио «Шансон» из магнитолы
«Юность» за каким-то хреном прикрученной изолентой к спинке водительского
сиденья.
Поняв смысл, показал кулак двоим попутчикам, но не успел, собаке очень не
нравятся в последнее время такие вопросы.
– Ты бл* стрит-рейсер за дорогой следи, да – передразнила она водилу.
Вы видели когда-нибудь глаза сына гор перепутавшего бараний и свиной
шашлык? Думаю, они выглядят также.
– Руль держи, – заорала кошка и это была не самая лучшая идея.
Из машины выбрались быстро и бочком бочком, в спасительную темень аллеи.
А он, болезный так и остался стоять, около столба.
– Вот, не надо много знать, состариться не дадут, – кошка на ровном месте
развела философию.
– Дальше то что делать, город незнакомый, темно, охота спать и жрать?
– Да все нормально, по вони чувствую, какой-то клоповник мы уже нашли, –
нет ну мне бы нюх, как у собаки.
Действительно, выбравшись из кустов по другую сторону парка, мы увидели
двухэтажное обшарпанное здание. Вывеска извещала что это «Отель Хилтон».
– С юмором здесь все в порядке, – сказала собака, – «Хилтон», бл*.
– Люкс и нииб*т, – сделала заявку кошка.
Хмыкнув, я вошел в холл «отеля»
За стойкой нас встретила вполне приличная тетенька, округлых форм и в
ситцевом платьице, пообщаться с которой мне захотелось и после официальной
части нашего вселения. Отхлебнув желтоватую хрень, из кружки с изображением
Леонида Ильича Брежнева, она с ходу нас обнадежила:
– Мест нет…
– Девушка…
– Нету мест..
– Девушка…а-а-а покажите мне чайник, – вспомнил я навязчивую рекламу, и
посмотрев на животных понял, что чайник им совсем сейчас не нужен (кошка
покрутила у виска лапой), да и мне, собственно, тоже.
– Я говорю, чайников нет, – нахмурив бровки, она уткнулась в телепрограмму
за прошлый месяц, но, поняв, что ляпнула, что-то не то, посмотрела на
меня.
– Что вы говорите? Какой чайник?
Нет, чайник бы с нее не вышел, присмотрелся я к формам, в лучшем случае
самовар.
– Да мне бы комнату, – я старался включить все свое обаяние, – какое у вас
платьице красивое, от Гуччи, наверное.
– Нет мест, – не велась тетенька, опытная блин.
– Гонит, – прошептала кошка, – на втором этаже угловая свободна и
телевизора у нее нет, х*ли она в программу таращится.
Я не стал уточнять, когда они об этом успели узнать и, состроив подобие
улыбки, попытался зайти с другой стороны.
– Да мне собственно и не надо, я это, познакомиться зашел,- нет, врать я
все-таки не умею.
– А это кто? Группа поддержки, – хихикнула она, показав на кошку с собакой,
чемодан и ласты в целлофановом пакете.
Нет бл*ть, в пол третьего утра, я не готов был мило поддерживать беседу и
подмигнул кошке, действуй, мол, все равно утром двинем отсюда..
Кошка вздохнула, и присев, сделала лужу на полу.
– Твою мать, – взорвалась тетенька, – кто теперь все это убирать будет? А
ну пошли отсюдова туристы, – она стремительно теряла привлекательность.
– Гражданочка, попрошу не выражаться, книгу жалоб и предложений будьте
добры, – нет собака однозначно завтра никуда не пойдет, палево полное.
– *б твою мать, – повторилась тетя и сев мимо табуретки опрокинула на себя
Леонида Ильиа. Помещение наполнилось запахом дешевого вина, – все
завязываю, – что-то решила она для себя и посмотрела на меня мутным
взглядом, – вы что-то хотели?
– Нам бы комнатку, которая на втором этаже угловая, – взяв быка за рога,
выпалил я, поняв, что психологическая атака удалась.
Взгляд тети помутнел еще больше, она полезла под стойку и, достав бутылку с
желтоватой жидкостью, наполнила Леню по самые брови, видимо решив, все-таки
повременить с завязкой. «Вот откуда выражение – на бровях» – подумал я, –
«Век живи век учись»
– Ключ в двери, идите, утром оформитесь, как положено, – и сразу же
потеряла к нам интерес.
– Оформим как положено, – хмыкнула собака подмигнув мне.
– Номер 13, ну за неимением лучшего… – прочитала кошка табличку.
– Я и не знал, что ты такая суеверная, – удивился я.
– Все кошки суеверные, потому умные и осторожные, ну что, по пятьдесят
валерианочки за приезд и спать?
– Поддерживаю, – собака вообще редко отказывается, а тут такой повод, – а
потом ты бы сходил к тетеньке, проведал как она там, а мы пока телик
посмотрим.
Оформив по пятьдесят (как кошки пьют эту гадость, никогда не понимал, но не
отказываюсь, когда предлагает, обидится) я переоделся и пошел вниз, а
зверье уселось перед стареньким «Горизонтом».
Внизу никого не оказалось. Проведя поверхностный осмотр, милая дама
обнаружилась под стойкой, в обнимку с любимой кружкой. «Не везет, так не
везет» – подумал я и поплелся обратно.
В комнате я застал полный бардак. «Когда успели?»
– Какого х*я, – последовал закономерный вопрос.
– Да вот, понимаешь, пульт от телевизора найти не можем.
– А под телевизором что!? – Где не надо за*бись какие умные, а тут не
доперло? – я показал на пассатижи.
Звери недоуменно переглянулись:
– Ты это чего, там внизу так быстро? Не смог? Собака, доставай градусник,
ему явно хреново, – кошка решила перехватить у меня инициативу и про*баться
от последующей уборки устроенного разгрома.
Я молча подошел и переключил с помощью этого нехитрого устройства канал.
– Ах*еть, -сказали они хором и поняли, что просмотр отменяется, хрен у них
так получиться, а я, рассудили они, вставать и переключать им не буду. В
общем-то правильно рассудили.
– За уборку и спать, утро вечера не должно быть дряннее…

– Вставай, – разбудила меня собака, – кто-то в дверь стучит.
Разлепив веки, я от души послал того мудака, который настойчиво скребся в
дверь.
– Какого? – задал вопрос я, выглянув из номера.
Стоящий на пороге плюгавенький будильник, совсем не соответствовал
содержанию моего эротического сна.
– Молодой человек, я очень извиняюсь, но номегр был забгронирован и вам
пгридется освободить его.
– Хорошо, – тактично послал его на х*й я.
Сборы были недолгими, неловкая ситуация возникла лишь в туалете, куда мы
повалили всей гурьбой, взгляды обитателей гостиницы выражали явное
неодобрение моей концепции одновременного посещения толчка. Но не мог же я
отпустить зверей одних туда, обязательно бы влипли куда-нибудь.
Девушки, встречавшей нас вчера на месте не было, под стойкой тоже, пришлось
уходить по английский не прощаясь.
– Что, правильно оформить так и не удалось, – подъ*бнула собака, они с
кошкой немного сердились на меня за вчерашние пассатижи.
– Х*й с ней, – философски рассудил я, – сегодня на пляже найдем чего-нибудь
сладенького.
– Для начала надо найти уютное гнездышко, предлагаю в первой линии и с
видом на море, – выразила кошка общее настроение.
Ну что же вперед.
В 23 домике кошка с собакой на вопрос:
– А на х*я этих с собой притащил, – уже не реагировали, тоскливо плелись за
мной и виновато поглядывали в сторону моря, понимали с ними найти
койко-место намного сложнее.
Наконец, нам повезло. Подслеповатая бабушка, в очках на лысую голову, судя
по возрасту подруга Махно, пустила нас на веранду, с условием что собака
будет охранять огород от посягательств со стороны, а кошка все свободное
время посвятит ловле мышей, кои, по утверждению бабульки, здесь водятся в
немерянном количестве, и «Нииб*т», добавил божий одуванчик.
– Ну не х*я себе расклад, – возмутилось зверье, когда мы остались одни, –
ты значит на море, а мы работу работать?
Я тоже не совсем был доволен позицией бабушки и пошел просить за братьев
своих меньших.
– Нииб*т, – услышал я знакомый ответ, – можешь вместе с ними ловить и
охранять, чтобы не скучали.
«Вот сцука…» Подумал я.
– Здравствуй бабка, х*ем шапка, – выразила собака общее настроение..
– Хрень полная, – поддержала ее кошка, – знаешь, пока мы не придем к
консенсусу с бабкой, ты не придешь к эректусу с бабами, – и мне эта игра
слов почему-то очень не понравилась.
– Собираемся, домов еще до заката не обойти , пристроимся где-нибудь.
– Не надо ни к кому пристраивать, возникла у меня тут идейка одна, – с
хитрым прищуром посмотрела на нас кошка, ждите, – и тут же промылась
куда-то, да так быстро, что мы с собакой даже ухом повести не успели, в
смысле глазом моргнуть.
Спустя пару минут, легкий ветерок донес до нас приглушенный мат и грохот
железного хлама откуда-то из под земли.
– Какого беса? – бабка выскочила на крылечко и зацепившись за половицу
*нулась со всего маху, рассыпав стоявшее ведро с огурцами.
– Нет ну ни е* твою мать, 10 минут как вселились, а я уже инвалид, –
материлась старушка, охая, собирая огурцы и недобро поглядывая в нашу
сторону, – и почему псина ворота до сих пор не охраняет?
Собака начала заводится, и уже готова была разразиться длинной тирадой, но
я вовремя наступил ей на хвост.
И тут из-за дома появилась она… Взъерошенная, в пыли и что-то пряча за
спиной. Подойдя к старушке с видом снежной королевы, кошка выпростала из-за
спины лапку и со словами:
– Поймал мыша – ешь не спеша, – вручила старушенции серый комочек.
– Ой, бл*, – только и смог сказать член партии с 1928 года и шмякнулся в
обморок, смешно задрав ноги, явив перед нами голубизну кальсон и опять
рассыпав огурцы.
– Ух ё, – заорали мы с собакой.
– Скорую вызывай, в ее возрасте подобные потрясения могут закончится
ректально.
– Ты хотел сказать фатально?
– Нет, ректально, посадят и наклонят.
– Кого, бабку?
– Меня, идиоты, за издевательство над пенсионерами.
– За*бись отдохнули, – кошка побежала к телефону и набрала 03.
Скорая приехала быстро.
Обнаружив на дворе раскоряченное на ведре с огурцами тело бабульки,
посмотрев недоуменно на меня, на собаку, а потом и на кошку, эскулап
изрек:
– Че за хрень?
– Так это, огурцов обожралась, видимо ядовитые попались, – фантазировал на
ходу я, – не с той грядки собирала.
– Ну-ну, – прохрипел врач, – а юбка чего задрана? Так и запишем померла от
оргазма…
– Бл* буду, – начал я, аж присев от такого предположения.
– Да пошутил я, пошутил, – осклабился Айболит, – пакуйте, – махнул рукой
санитарам.
Когда бабушку грузили в мрачное чрево госпиталя на колесах, она внезапно
пришла в себя и, схватив за руку прыщавенького санитарчика, прошипела:
– Все, пиз*ец, попался голубчик, умрешь смертью храбрых, но яблоки воровать
больше не полезешь.
По штанине санитарчика предательски побежала водяная змейка. Руки его
задрожали, и бабка третий раз за день приземлилась на огурцы.
– Да ну его на х*й, такие перегрузки, – размазывая сопли по прыщам, завопил
юнец, – и институт, и практику, и больницу, и тебя тоже на х*й, – дрожащий
палец указывал на врача, – и, сорвав халат, он ломанулся прочь.
– Ну-ну, – философски рассудил посланный эскулап, – беги, беги, военкомат в
двух кварталах, а в армии ты еще и сраться начнешь…
Скорая уехала, увозя в своем чреве хозяйку дачного домика и 6-ти соток
обрабатываемой земли.
– Ну что будем делать?
– А х*ли тут думать, – рассудила собака, – до освобождения старухи из
районного концлагеря живем здесь, дом ведь нуждается в охране.
– И нии*ет, – снова поддержала ее кошка.

Ну, все, с жильем вроде бы определились.

0

Добавить комментарий