Мамаша

«Господи, да за что опять вызывают?! Вроде ничего серьезного не натворил!» Леночка открыла дневник сына, и в глазах у нее зарябило от красного цвета.
«Дергал девочек за волосы. И не только на голове! И не только учениц!!» – писала классная руководительница.
– Ну, так это же понятно! Ребенок начинает созревать, его интересует противоположный пол! – Елена раздраженно затушила окурок, воображая вместо пепельницы глаз Софии Николаевны. – Чертова старая дева!
«В туалете соревновался с мальчиками, у кого пиписька больше», – это писал уже директор.
– Завистник хуев! – прошипела мать. – Сам-то, наверное, даже в призеры не попал бы!
Учительница химии тоже отметилась: « Ваш сын предлагал мне деньги, чтобы я взорвала школу».
– Сучка меркантильная! Небось прочухала, что баксы фальшивые!

«Пользовался членом вместо указки!», «Обнажил ягодицы при изучении семядолей!», « Напугал учительницу биологии, показав сперматозоиды в микроскоп!», «Привязал к ноге мобильник с камерой и снимал у девочек под юбками!», «Отнял пиво у первоклассника!» – на страницах дневника не было пустого места.
– Да это же настоящая травля! – Леночка, пылая гневом, оделась и выбежала из дома. – Не бойся, сынок, я тебя в обиду не дам!

***
Классная руководительница, пропуская разъяренную родительницу в свой кабинет, сильно волновалась и прятала глаза.
– Я Вас вызвала по очень неприятному для меня поводу, – сразу взяла она быка за рога, когда мамаша уселась. – В нашем классе произошло ЧП, и виновник опять Ваш сын.
– Да вы просто придираетесь к нему! – тут же перешла в атаку Леночка. – Вы привыкли иметь дело с серостью, с быдлом, и мой мальчик раздражает вас своей неординарностью!
– Разрешите мне продолжить! – София Николаевна встала и нервно заходила из угла в угол. – Вы знаете, я даже не смогу рассказать о том, что произошло. У меня просто нет слов! Но я покажу.
Классная прошла к двери и впустила в класс мужчину в синем застиранном халате.
– Чтобы восстановить события, я пригласила нашего учителя труда, Зигфрида Михайловича.
Трудовик поздоровался с Леночкой и устроился за соседней партой.
– Итак, начнем. Представьте, что Вы – это я, а Зигфрид Михалыч – Ваш сын. Садитесь за мой стол, – предложила класснуха Елене. – Сели? А теперь попробуйте подняться.
Леночка дернулась, и почувствовала, что намертво приклеилась к стулу.
– Чо за хрень? – возмутилась она. – Я не могу встать!
– Вот и я не смогла, – грустно сказала София Николаевна и кивнула трудовику. Тот подошел, выпростал из грязных штанов свое достоинство и отжарил Леночку в рот.

Дмитрий ганДонской (с)

0
  1. Nikell

    Мдеееее….Смешно 8)Действительно смешно smile
    Но доля правды-по любому есть.Как и про учеников,так и про родителей….

  2. НДжо

    Немного об образовании: учился я тогда в шестом классе. Как раз только что перешел в новую школу в связи со сменой места жительства. Тогда я и познакомился со своей тогдашней (простите тавтологию) учительницей математики. Урок Марь Иванны (условно назовем ее так) начинался с рассказа о том, как хреново ей живется. У Марь Иванны было очень много проблем: у нее умер первый муж, от которого остался ребенок, девочка раннего подросткового возраста, и она вышла замуж повторно. Ее второй муж, "дай бог каждому", был очень хорошим человеком, и никогда ничего плохого не говорил ей о ней самой, или о ее ребенке, или о ее первом муже. Но она все же чувствовала некий душевный дискомфорт от того, что она всего лишь учительница, а он – кормилец всей семьи и, в том числе, чужого ему ребенка, а "своего" она ему родить не может.
    Вы не подумайте, что я все это знаю потому, что мы с ней были большими друзьями. Просто именно ее личная и семейная жизнь и были настоящей темой каждого третьего урока. Правда, она умудрялась во время своих рыданий попутно что-то чертить и писать на доске. Где-то минут за десять до конца урока в "зрительный зал" поступал вопрос типа "детки, вам все понятно? если что-то непонятно – спрашивайте." Я пару раз спросил. В ответ неизменное "ты что, тупой?" и укоризненные взгляды одноклассниц (у Марь Иванны горе, а ты – бесчувственный мудак, тут со своими вопросами по математике)
    В общем, через два года все это заебло не только меня, но и моих родителей, и я перешел в другой класс к совсем другим учителям. Но математику я так и не выучил, хотя закончил школу на 4 и 5 в соотношении 50Х50. А до шестого класса математика была моим любимым предметом, по которому у меня была ну очень твердая пятерка. Вот так.

  3. artisan

    У нас в Бел.Гос.Эконом.Универе была такая Левкович Анна–преподаватель международных экономических. Для своих "почти 40" красивее ровесниц, для нас–одинокая старая стерва, затрахавшая всех начиная каждую лекцию о том как она кому-то очередному "отказала". А ещё она завидовала. Всем. И терпеть не могла студентов-международников которые ездили за границу. И ей было не важно, что большинство ездило зарабатывать на лето в лагерях подсобным персоналом. Как это она, вся такая умная, столько лет училась чтобы ее выпустили, а какой-то студент ездит просто так на лето, пытаясь свалить пораньше сдав экзамен экстерном. И похер что деканат разрешает.
    Недоёб–страшная вещь.

  4. sander

    Так ебитесь, мать вашу! И добрейте с каждой фрикцией!

  5. кукарача

    sander, а ты почему такой нервный? тоже от недоёба или самого выебали?

  6. Sova

    Есть и обратные случаи. для меня в школе предмет "химия" был набором букв. Ничего не понимала. в техникуме в конце первого полугодия участвовала в олимпиаде по химии и заняла 2 место. исключение из правила, подтверждает правило.

Добавить комментарий