Про друзей

Мы часто собирались с ним у меня на кухне. Курили до образования сизого, непроницаемого смога под потолком. Встаешь – и ты в тумане… Пели под принесенную им гитару собственные песни. Когда надоедало, пели чужие, пока злобные соседи снизу не начинали бить чем-то тяжелым по батарее, требуя прекратить пьяную подростковую оргию. Хотя мы были еще почти трезвые, раз петь еще могли. Сочиняли стихи – он четверостишье, я четверостишье. Сидя на широком, заставленном банками и цветами подоконнике, чтобы не шел дым по комнатам, где спали мои родители, курили траву… или гаш. Когда что было. Смотрели на звезды. Если вывернуть голову, то старая серо-желтая стена сталинского дома, казалось, упирается прямо в черное ночное небо.

Иногда спорили, иногда вместе мечтали. Обсуждали, как взрослые, какое дело кто начнет, если б был у нас миллион долларов. Строили планы. Потом, чуть повзрослев, уже более конкретно и приземлено. Но все о том же – о будущем. Сейчас уже, как раз, все больше о тех – прошедших временах вспоминаем. Ностальгия, бля! У каждого выдалась своя дорога в жизни, которая еще может и поменяется, конечно, но дороги уже у нас, к сожалению, разные… а может и к счастью.

Мы, по дороге ко мне домой (или к нему – не важно), почти всегда покупали пельмени. «Останкинские традиционные» по 50 коп за полкило. В картонной коробочке. В магазине «Молоко» на углу бульвара и Парковой. С синими кафельными стенами и толстыми продавщицами в белых передниках за угловатыми стеклянными прилавками… мы приходили и кидали их в кастрюльку вариться. Потом доставали, посыпали укропчиком с петрушкой. Поливали сметаной, купленной там же в «Молоке». И поглощали их, запивая светлым «Жигулевским» или «Московским» пивом…. Эх..мля..

Сейчас мы собираемся в каком-нибудь кабаке, не из дешевых. Ресторане, баре. И под обильную закуску, под стаканчик виски или рюмку хорошей водки рассказываем друг другу новости, которые уже не пересекаются с жизнью нас обоих. Поэтому не очень интересно, хотя слушаем друг дружку с увлечением и вежливой заинтересованностью, диктованным этикой. Интересно становится только тогда, когда кто-то из нас скажет – «А помнишь…». И мы погружаемся в воспоминания, смеясь и перебивая друг друга. И хлопаем друг-друга по рукам – «нет, нет а ты, помнишь ты… а я…».

Я очень люблю и жду этих моментов, хотя они все реже и реже. У каждого своя жизнь, работа, женщина. Друзья у нас уже разные. И я для него уже – старый друг, которого не позовешь, да и не пойду я, в компанию ему подобных. И у меня тоже самое. Печально.

Каждый раз, собираясь вместе, мы обещаем друг другу как-нибудь созвониться/списаться и вот так вот просто, как раньше, под пельмени и пиво посидеть на домашней кухне. Поговорить и опять вспомнить старое, о будущем опять же. Но столько дел у каждого, забот, проблем… – занятость, мать её. Опять мы перенесем «на потом». А после, месяца через два-три, встретимся в ресторане, где опять, насытившись воспоминаниями и обществом друг друга, договоримся собраться и встретиться «по-старому».

И с каждым разом всё реже мы встречаемся. Меньше можем поделиться чем-то сокровенным, как это было тогда – в юности. Все чаще натянутая доброжелательная улыбка висит на лице. И иногда уже звонок друга становится неудобным, не вовремя и проще выключить звук или сбросить звонок – «А! перезвоню потом». И забыть перезвонить. А когда-то, по первому его зову, ты рвался увидеться с ним… бля!

После каждой нашей встречи сейчас, расходясь в разные стороны, мы оба чувствуем какое-то непонятное чувство неловкости – что-то не то, недосказанность какая-то. Может попросту «надо чаще встречаться»?. И понимаешь бессмысленность частых встреч. Понимаешь, что весь цимус именно в таких вот редких моментах совместных посиделок.

И боишься, что не дай Бог, произойдет что-то такое, что больше мы не увидимся. И становится нехорошо как-то. Баб много. Было, есть, будет. Работа работой – никуда не денется. Заботы и дела тоже были и останутся. А вот друзей, не коллег, не приятелей, -друзей, тех самых старых, проверенных, настоящих мало. И только с ними ты можешь, увидевшись, с жаром обнять друга, хлопая его по спине. Только с другом ты можешь поделиться сокровенным, что даже матери не сможешь сказать. Только с ним ты одно целое, устоявшееся, проверенные временем. Ты и он ведь – Друзья.

  1. Кришна

    Затронуло…. Так знакомо.Встретится раз в год, не для того, чтобы обменяться новостями, а чтобы повспоминать, как мы тогда…. Бля, загрустил, аж напиться захотелось….И ничто не сможет заменить эти редкие короткие моменты.

  2. laguna

    Так жалко, что не встретятся они уже так, как раньше- все другое вокруг,обидно, да? Сколько раз пытались собраться по-старому: а помнишь? ну,помнишь…Вроде и мы такие же,не растеряли и пр., а не то. Пельмени? может,в них дело? Нет сейчас таких,наверное…

  3. Sanchizz

    Серега, спасибо за тему… сцуко, аж слезу выбивает…

  4. Motopadonok

    Пробормоталось целый день,
    Со мною чтото происходит.
    Ко мне мой старый друг не ходит,
    И мне зайти к нему уж лень…

  5. Семиглазка

    АААААААААААААААААА!!!!!!!
    Вернуть все назад!!! И пельмени, и соседей, и стихи неуклюжие, и похмелье утрешнее !!! Нехочу дорогих ресторанов, нехочу напряжную неискреннюю заинтересованность!!
    Хоту опять пьянеть не от алкоголя, а от того ощущения, как будто ты можешь объять весь мир!!
    Ведь мечты, которые мы рисовали на кухне в сизом дыму, осуществились. Просто в процессе этого осуществления они превратились в самые что ни на есть обыйденные повседневные, хм… победы.

  6. Морган

    Со мною вот что происходит –
    Ко мне мой старый друг не ходит.
    А ходят в праздной суете
    Разнообразные “не те”

  7. Морган

    а пельмени сейчас такие появились – называются Советские.
    Коробочка поменьше и глянцевая…
    Пытаюцца сыграть на ностальгии…
    как прибалты на своих шпротах…

  8. буряяя

    Дааа… пробрало…
    как стыдно за “прости,некогда”…

  9. Motopadonok

    И он не стеми ходит гдето,
    И тоже понимает это.
    И наш раздор необьясним,
    Мы оба мучаемся с ним.
    Со мною вот что происходит-
    Совсем не та ко мне приходит.
    Мне руки на плечи кладёт,
    И у другой меня крадёт.
    А той скажите бога ради,
    Кому на плечи руки класть.
    Та у которой я украден,
    в отместку тоже станет красть.
    Не сразу этим же ответит,
    А будет жить с собой в борьбе.
    И неосознанно наметит,
    Кого-то дальнего себе.
    О сколько нервных и недужных,
    Связей, дружб ненужных.
    Во мне уже осатанённость.
    О кто-нибудь прийди нарушь,
    Чужих людей соединённость
    И разобщённость близких душ.

Добавить комментарий