Три орешка для боцмана

Доброта, ум и умение закрасить мешки под глазами – вот три женских добродетели. Бог обещал к каждой женщине приделать бёдры и по два таких преимущества. Но больше одной изюминки в один флакон не лезет, оказалось. Потому мужской выбор пролёг между “просто добрая” и “определённо красивая”. Или “с круглыми коленками”, хотя бы.

Так вот, про изюм.
Она была внучкой секретаря политбюро рабочей партии Мозамбика. А он – боцман Сергей. Он приходил к ней раз в три месяца и крокодилы Замбези говорили друг дугу:
– Братья, тише жуйте ваших зебр, к нашей Мтенде приехал Серёжа.
И все удивлялись, какое светлое и красивое чувство вырастает иногда из обычного секса.

– Выходи за меня – сказал однажды Сергей, внимательно соизмерив свои возможности с её потребностями. Результаты измерений советовали бежать, побросав гигиенические принадлежности. Но эррегированый Серёжа твёрдо верил в Счастье.

В ответ принцесса Мтенде села, голая, в кровати. И сверкнула чёрными мозамбикскими глазами. И сказала, торжественно блестя чёрными мозамбикскими коленками:
– Я подарю тебе пальму. Если будешь помнить меня, на ней вырастут плоды и тогда я сама к тебе приеду.
– Чё за ботва! – возразил Серёжа, имея ввиду, в основном, пальму. – Поехали сейчас. Я тебе потом лиственницы пришлю полный Мозамбик.
– Нет, – ответила принцесса Мтенде, – Сложные мистико-культурные традиции моего племени, основанные на аутентичных архетипах женской вредности, не позволяют мне вот так бросить дедушку, секретаря политбюро. Кроме того, у меня тут дел по самое Килиманджаро, банан не полот, кокос не убран, в курятнике дыра, леопарды сквозь неё цыплят пожрали. Бери дерево и уезжай, русский боцман Серёжа. Как урожай поспеет, пиши, приеду.

На таможне Серёжа признался, что давно мечтал стать пальмоводом. Кактусы у него в детстве дохли. Мамины традесканции, едва он входил в двери, пытались бежать из горшков, опираясь на слабые корни. А пальм у него никогда не было. С пальмами, сказал Серёжа таможенникам, должно сложиться.

– Ну давай – разрешили таможенники, предварительно порывшись у пальмы в паху на предмет контрабанды. И добавили обидное слово: – Ботаник!

Как человек грамотный, на время рейсов он изобрёл автоматический полив. Очень скоро этот полив автоматически полил соседей на много-много этажей вниз. Много-много спасателей кусали Серёжину дверь и догадались что она из дамасской стали, наверное. Потом приехал брат, открыл дверь и закрыл воду.
Через три месяца Серёжу встретила бешеная покусанная дверь, злые как назгулы соседи и пальма с полностью порушенной психикой. Она пережила потоп, потом засуху и если были в ней мысли поплодоносить, то все прошли. Пальма чувствовала как жильцы дома на неё косятся сквозь дверь. В такой атмосфере рожать кокосовые орехи никому не приятно.

В следующий отъезд боцман Серёжа нанял в пальмоводы брата. Через месяц всего брат прислал фотку. На ней пальма цвела лохматыми белыми цветами, немножко похожими на украденные с кладбища георгины. Ещё через месяц на фото зеленели три шарика под самой кроной.
– Мальчик, – нежно и неправильно подумал Серёжа на пальму.

Следующую фотку, с тремя огромными орехами, Сергей переслал в Мозамбик. И представляете, его Мтенде приехала.
Она внимательно осмотрела пальму, обняла Серёжу и сказала по-африкански что-то ласковое, похожее на «ты мой храбрый крокодил».

Под утро, когда в каждом слове много смысла, но его никак не ухватить, Сергей прошептал:
– Не могу поверить, что ты здесь.
И она прошептала в ответ:
– Понимаешь, я всем своим мужчинам дарю пальмы. Чтоб надежда и всё такое.. Мужчины стараются, поливают, неделю или месяц. Потом приходит другая женщина, без аграрных претензий, и всё. И никому не больно.
Только ты, Серёжа, год терпел, а потом ещё придумал к финиковой пальме прилепить кокосы столярным клеем. Это так смешно и трогательно, что я взяла и приехала.
– Вообще-то я собирался прилепить бананы – осторожно пошутил Серёжа.

В общем, удачно всё сложилось. Он её любил за красоту, она его за толкового брата. Самому брату эротики не перепало, а только жилплощадь с пальмой.

Это ещё ничего, одна девушка влюблялась в тех, кто её смешит. В ней было полно изюминок, виноградник была, а не девушка. Мальчики в её честь учили книжки анекдотов, а она вышла за военного с красивыми усами. В женской любовной мотивации невероятно всё запутано.

0
  1. Раздолбай

    Никогда не трахал негритянку! А кто нибудь пробовал?

Добавить комментарий